четверг, 28 октября 2010 г.

Скажи мне, как тебя зовут, и я скажу кто ты...


Вам что-нибудь говорит это имя - Реджинальд Кеннет Дуайт? Утвердительно на такой вопрос ответят разве только специалисты. Между тем его знают миллионы людей во всем мире: известный британский певец Элтон Джон, чье творчество хорошо знакомо и россиянам.



Биографы отмечают, что его дела особенно пошли в гору именно после того, как в 25 лет он сменил имя, став Элтоном Джоном. Впрочем неправомерно говорить, будто лишь оно предопределило его блистательную карьеру. Тем не менее те, кто верит в загадочную власть имени над судьбой, полагают: если и не предопределило, то во всяком случае способствовало ей. По жизни так бывает в самых разнообразных ситуациях. Желая изменить свой удел, люди отказываются от прежнего имени, например, принимая творческий псевдоним, пострижение или церковный сан. Вступая в брак, женщина берет фамилию мужа. Или, что бывает гораздо реже, муж выбирает фамилию жены. Правда, порой случаются курьезы. Был у меня однокашник по фамилии Гробокопатель. Говорил, что, когда женится, возьмет фамилию жены. Женился на Кащеевой...

Загадочное, необъяснимое влияние имени на судьбу человека отмечали еще в глубокой давности. В отдельные времена у ряда народов даже существовал запрет на произнесение имени. Так было в Древнем Египте, где запрещалось упоминать фараонов, а японцам нельзя было называть императора.

В начале прошлого века в Петербурге увидела свет небольшая брошюра с интригующим названием «Власть имен. О влиянии имени на судьбу человека». Ее автор, библиограф и литератор Сергей Минцлов писал: «К числу туманных загадок, на которые натыкается человеческий разум, относится взаимосвязь нравственного облика и имени». Автор не пытался найти объяснение, разгадать эту тайну, но зато собрал по России массу фактов, взяв для исследования круг известных личностей - писателей, актеров, композиторов, военных.

Систематизировав накопленный материал, Минцлов отмечал, что известные люди чаще всего носят имена Николай, Александр, Иван, Михаил, Федор, Лев... В то же время немало мужских имен, весьма распространенных (таких, например, как Андрей, Степан, Борис, Яков, Ипполит, Кузьма, Никита, Леонид, Максим, Марк, Роман, Матвей), которые куда реже помогают своим «хозяевам» встать в ряд выдающихся персон. По его подсчетам, Сергеи почти не выдвинули из своей среды великих людей, зато они чаще других являются отцами таковых. И называет в этой связи Пушкина, Грибоедова, Тургенева, Даргомыжского. Что касается Дмитриев и Василиев - среди них больше врачей и краснобаев. А Владимиры очень честолюбивы и преувеличенного мнения о своей значимости. К тому же они зачастую злопамятны и мстительны.

Некоторых людей могут огорчить или обидеть его выводы. Скажем, автор пишет: Павлы бесталанны и выдвигаются лишь как актеры. Среди них нет ни писателей, ни композиторов. Точно так же мрачно его резюме для имени Борис. «Кто знает счастливого Бориса? Имя это - символ несчастий, тяжелой жизни и зачастую сумасшествия».

Продолжая анализ, Минцлов констатирует, что «Прасковья - добра, глупа, вспыльчива. Но зато отличается плодовитостью». По выстроенной Минцловым классификации, Надежда - имя страдательное. Счастливых Надежд очень мало. И заключает: «Имя человека заранее очерчивает его характер. Более того, именно от имени зависит, какое положение он займет в обществе, в жизни - выдающееся или теневое». Возможно, каждый найдет в своей повседневности примеры, опровергающие постулаты питерского ученого. Однако тот, словно предвидя такое, пояснил: речь у него идет не об абсолютной стопроцентной привязке имени к судьбе того или иного индивидуума, а о серьезной тенденции, выявленной на основе большого количества статистических данных.

Серьезный труд в этой области принадлежит перу священника и талантливого ученого Павла Флоренского, чье имя, кстати, опровергает абсолют классификации Минцлова. Его «Имена» - детальный анализ того, как в разные эпохи общество относилось к именам. Оказывается, оно имело схожие представления о м;агической связи имени, характера и судьбы.

Для иллюстрации Флоренский приводит пример из истории Древнего Рима. В патрицианском роде Клавдиев носили всевозможные имена и прозвища. Но имя Луций было исключено. На родовом совете решили: именно это плохое имя повинно в том, что два Луция из клана Клавдиев стали один - грабителем, другой - убийцей. Переходя к России, Флоренский отмечает,

что в народном сознании имена разделяются на группы. «Если священник дает крещаемому имя преподобного, это обещает ему счастливую жизнь. А если имя мученика - и жизнь пойдет на одно сплошное мучение... По имени и житие, а не имя по житию...» Весь человеческий опыт в этом плане он сводит в короткую и емкую формулу: «Имя - тончайшая плоть, посредством которой объявляется духовная сущность».

Значение имени, как своего рода характеристики человека, всегда принимали во внимание писатели, выбирая имена для своих персонажей. Бальзак говорил: «Имя должно подходить герою, как десна зубу, как ноготь пальцу». Виктор Гюго, прочитав пьесу Бомарше «Женитьба Фигаро», пришел в восторг от имени Сюзанна, которое носит одна из героинь. Он даже разразился по этому поводу пламенной тирадой: «Сюзанна - нравится мне. Смотрите, как хорошо разлагается это имя. У него три видоизменения: Сюзанна, Сюзетта, Сюзон. Сюзанна - это красавица с лебединой шеей и обнаженными руками, с чертами субретки и вместе с тем - повелительницы. Восхитительное создание! Сюзетта - это хорошенькая шалунья, это невеста в белой косынке. и наивность, полная ума и любопытства. Сюзон - это доброе дитя. Прекрасное дерзкое лицо, красивая обнаженная грудь. Она не боится стариков, не боится мужчин, не боится даже отроков».

И, пишет в заключение Виктор Гюго: «У Сюзанны один любовник. У Сюзетты два любовника. А у Сюзон - два или, быть может, и три. Одним словом, Сюзанна - это три женщины. Когда Бомарше-поэт хочет вызвать одну из этих трех женщин, изображенных в его творении, он прибегает к одному из трех этих имен. И смотря по тому, вызывает он Сюзанну, Сюзетту или Сюзон, красивая девушка преображается на глазах у зрителей и появляется под той окраской, которую желает придать поэт. Вот что значит имя, удачно выбранное!»

А вот пример имен, выбранных неудачно. Об этом есть рассказ у Джека Лондона: некая женщина называет своих сыновей именем погибшего любимого брата Самуила, и их всех четверых, одного за другим, уносит смерть.

Многие современные ученые согласны с мнением, что между именем человека и его личностными особенностями существует определенное взаимодействие. Американские психиатры провели исследование, подтвердившее: люди с забавными и странными именами в четыре раза больше остальных предрасположены к психическим комплексам.

Человек с именем, вызывающим насмешки, с детства находится в состоянии своеобразной обороны и это формирует определенные черты его характера. Учителя в школе подчас ставят заниженные оценки ученикам с одними именами, завышенные - с другими. Девушки с привлекательными именами плохо продвигаются в деловом мире, но зато могут достичь серьезных успехов в шоу-бизнесе...

Появилось немало гипотез на этот счет. По мнению российского ученого Петра Згонникова, имя представляет собой сгусток социальной информации о его носителе. Зная только имя, получаешь представление о происхождении, национальности, возможном вероисповедании, темпераменте субъекта. Это, в свою очередь, определяет приблизительно одинаковое отношение к носителям данного имени. А раз так, это не может не формировать у людей одного имени схожих черт характера.

Социальность имени была сильнее выражена в прошлом, когда имена давали по святцам и за каждым стояла история жизни святого с вполне конкретными формами поведения, чертами характера, отношением к окружающей действительности.

Тот же Згонников выдвинул и другую гипотезу. Он предлагал опрашиваемым ответить на вопрос, с каким цветом у них ассоциируются разные имена. Оказалось, что у большинства Татьяна вызывает представление о красном и близком к нему цветах. Имя же Елена обычно ассоциируется с голубым и близким к нему цветами. Между тем из психологии известно, что красный цвет пробуждает у человека чувство тревоги, опасности, страдания. Голубой же, напротив, вызывает чувство успокоения и умиротворения. Это, по мнению Згонникова, подтверждают житейские наблюдения. Часто Татьяны - натуры властные, упрямые, порой несдержанные, стараются в чем-то походить на мужчин и присваивать их функции. Елены же, наоборот, есть олицетворение мягкости и нежности.

Згонников считает, что Татьяны, вызывая своим именем ощущение бессознательной тревоги, принуждены с самого детства чувствовать настороженно-отрицательное отношение к себе окружающих, быть постоянно в глухой защите, что и вырабатывает соответствующий тип нрава. Елены же, получив от родителей имя, вызывающее у людей бессознательную реакцию покоя, растут и формируются в обстановке более благоприятного психологического климата.

Имеет хождение и так называемая эмоциональная теория, рассматривающая имя в качестве эмоционального раздражителя. Одни имена звучат мягко, ласково, вызывая у окружающих чувство приятного, возвышенного. Другие, напротив, рождают неприятные эмоции, заставляя внутренне съежиться, похолодеть. Психологи называют это «музыкой имен».

Близка к эмоциональной и звуковая теория. Ее придерживается авторитетный российский психолог Борис Хагир. Он пишет, что имя - это набор звуков разной высоты и тембра. Разные имена -разные наборы звуков, неодинаковые для мозга звуковые раздражители. А разные раздражители приводят в возбуждение разные структуры мозга.

Исследовав поведение более чем 20 000 носителей имен, Хагир выявил удивительные закономерности. Оказалось, например, что Сергеи, как правило, люди покладистые, честные, прямые. Николаи склонны опаздывать, вступать в конфликт с законом. Дмитрии и Игори удачнее в бизнесе, чем Максимы. А еще ученый выявил, что если в имени присутствуют рычащие и шипящие согласные, используемые преимущественно во гневе, то в психике человека формируются конкретные поведенческие стереотипы. Как имя Григорий ни склоняй, рычащее «р» не исчезнет. Отсюда, мол, Григории обычно настойчивые, упрямые, непокорные. Зато в таких именах, как Лена и Миша, например, изначально заложена ласка.

Можно по-всякому относиться к любой из приведенных теорий, но фактом остается то, что существует несомненная связь между именем человека и его психическими особенностями. Из этого следует, что выбор родителями имени для своего новорожденного - повод для серьезных раздумий. Особенно для любителей вычурных имен, травмирующих потом их обладателей. Если в свое время у таких «изобретателей» в ходу были Баррикады и Электрификации, то теперь некоторые футбольные фанаты умудрились одарять своих отпрысков именем Гуса Хиддинка. Представьте, как будет звучать Гус Иванович... Лучше уж было бы нарекать ребенка двумя именами, как это было в России допетровских времен. А в католических странах и сегодня детям дают по два-три имени. Неблагозвучное со временем отбрасывается. Но проще с самого начала подойти к этому вопросу ответственно...
Подпишись на новые статьи и поделись прочитанным:

0 коммент. :

Отправить комментарий